Юбилей Рождественского вертепа в Серпухове

Каждый декабрь годовой богослужебный круг совершает еще один оборот. За целый месяц до Рождества в храмах начинают звучать волнующие строки: «Христос раждается, славите!», а на рождественских вертепах вновь начинают мерцать свечи. Тема о традициях рождественского вертепа, по-видимому, неисчерпаема. Ведь обычаи, связанные с празднованием Рождества Христова наиболее устойчивы в традиционной культуре многих и многих народов. Напомним, что слово «вертеп» по-славянски означает пещеру, потаенное место, а в русской традиции под этим именем известен народный кукольный рождественский театр, пришедший к нам из Западной Европы приблизительно в XVII в.

Калейдоскоп мировой интернет-сети, может хорошо проиллюстрировать ту пеструю картину, которая сложилась за долгие столетия бытования в Европе такого явления как рождественский вертеп. Можно узнать, например, что старейший образец Рождественского вертепа — композиция работы Арнольфо ди Камбио (кон. XIII в.) находится в крипте римской базилики Санта Мария Маджоре, а в одном из швейцарских городов ежегодно делают вертеп изо льда. Самый маленький вертеп, смастерил итальянский            Левша – четыре фигурки, сделанные им помещаются на булавочной головке, а в Неаполе есть ясли из скорлупы грецкого ореха. В Чехии установлен в этом году самый большой в мире вертеп, фигуры которого выполнены в натуральную величину, среди прочих присутствуют слоны, вес одного из них достигает800 кг. А в польском г. Гдыня соорудили единственный в своем роде вертеп: для создания 5-метровой скульптуры шести скульпторам потребовалось несколько дней и … 120 тонн песка.

Традиция изготовления вертепов много старше, чем рождественская елка и вообще все то, о чем мы можем вспомнить. Во многих католических странах Европы до сих все начинается с устроения рождественских яслей. В исторических центрах и на площадях больших и малых городов устанавливается хлев натуральной величины с деревянным полом, соломой, кормушками и фигурами Младенца Христа, Богоматери и Иосифа. Фигуры наряжают в настоящую одежду, окружают утварью, а иногда живыми осликами и овечками. Нередко композицию расширяют до размеров небольшого подворья, где представлены лица других эпох, из которых чаще всего встречается святой Франциск Ассизский. Именно ему первому пришла идея класть в настоящие ясли фигурку Младенца Иисуса, чтобы приблизить своих современников к евангельскому событию. В городке Креччио в канун Рождества1223 г., он соорудил вертеп с фигурами Богоматери, св. Иосифа, осла, быка и пастухов. В этом вертепе им была отслужена торжественная месса, и традиция укоренилась.

Вертеп западноевропейский – это, прежде всего, как вы уже догадались, вертеп статичный. Однако с развитием техники  в некоторых европейских странах начали появляться “подвижные, механические вертепы”, где Мария качает Младенца, животные мычат и блеют, а святой Франциск звонит в колокол. В подвале церкви святого Иосифа в польском г. Торунь существует вертеп, решенный вполне в духе католической традиции соединения евангельских событий и современности. Каждый год в вертеп вводятся новые элементы. Здесь бегут поезда, плывут пароходы, а в небе Вифлеемской звезде и ангелам просто тесно от ракет и самолетов.

По одной, весьма остроумной, версии именно развитие западной технической мысли привело, в конце концов, к появлению того вертепа, который больше всего известен в России с XVII в. Ведь оригинальность, своеобразие и каноничность нашего вертепного спектакля состоит именно в том, как движутся куклы: нет другого театра, в котором куклы водились бы по щелям в полу. Щели наводят на мысль, что по ним должны были водиться фигуры на приводах. Мимо европейских рождественских яслей проходили караваны, волхвы, пастухи. Сначала ясли приводились в движение ручкой, впоследствии начали использовать водяной или какой-то иной механизм. А затем… Рождественские ясли перебрались в славянские страны, механизм со временем сломался, и кукол пришлось водить руками. Возможно, что именно так более 300 лет назад родилась народная драма «Царь Ирод», получившая распространение на огромных пространствах от Украины до Сибири. Играли вертеп на святках от Рождества до Крещения, а в некоторых местностях до Сретения и даже до Великого поста.

Традиционный вертепный ящик состоит из трех, но чаще двух этажей. Такая конструкция определяется трехчастным строением рождественской драмы и самого мира: рай – земля – ад. Верх предназначен для изображения Святого семейства и сцены поклонения волхвов и пастухов. Ангел возвещает здесь о рождении Спасителя. Нижний этаж изображает дворец царя Ирода. Там разыгрываются сцены с Иродом, воинами, Рахилью, Смертью, приходящей за царем-злодеем. Кроме того, именно такое устройство ящика продиктовано простой логикой: Ирода и Богородицу невозможно показывать на одном ярусе. Есть варианты, когда история на верхнем уровне не играется — там просто присутствуют статичные фигуры Святого семейства, а все действие, связанное с Иродом, происходит внизу. Так простой кукольный домик разрастается до размеров Вселенной.

Казалось, что в годы советской власти эта живая традиция была навсегда утрачена… Однако сегодня, как и сто лет назад, в России на Святках играют вертепы. Этим мы обязаны режиссеру, фольклористу Виктору Новацкому, восстановившему забытую народную драму для ансамбля Дмитрия Покровского. Стремясь к наибольшей полноте, Новацкий изучил сохранившиеся фрагменты белорусских, украинских и русских вертепов и составил из них собственный вариант фольклорного текста, который в своей основе используется до сих пор. Им же были озвучены и правила, соблюдая которые любой вертепщик может сыграть не кукольный спектакль, а мистерию – сакральное действо, имеющее определенный канон.

В рождественской мистерии используется очень древний театральный прием, ставший здесь основным – минимум действия и самые скупые средства при огромной концентрации напряженности того, что мы видим на сценах вертепного театра. Вертепные фигурки остаются иллюстрацией к духовному содержанию текстов, а тексты в свою очередь в народной традиции представляют отстраненно. Их или распевают в духовных стихах, или «сказывают», или просто проговаривают, как в храме, без всякой особой чувственной интонации. Да и вертепные куклы практически ничего «не умеют», они, подобно кораблям, проплывают по сцене под пение или устный текст исполнителя. Сам механизм вождения фигурок скрыт потайным дном, отчего у зрителей во время действа возникает ощущение чуда: будто фигурки сами двигаются по сценам деревянного ящика. Традиционный вертеп предполагает предельную скупость движения персонажей, отсутствие мимики и жеста. Обращаются куклы не друг к другу, а в зал, и зритель, таким образом, вовлекается в действие, становится его участником, проникается живой сопричастностью происходящему. Неискренность вертепщиков гораздо страшнее, чем отсутствие артистической техники, ведь играя драму, они не представляют, а реально вместе со зрителями здесь и сейчас переживают рождественские события.

В Рождество 1995 г., в Серпухове впервые за долгие десятилетия появился вертеп. Это произошло благодаря семейному ансамблю священника Владимира Зотова, который вместе со своей матушкой Екатериной несколько лет пел в ансамбле духовной музыки «Сирин». Именно они привезли в наш город первый вертепный ящик и ящик необычный – он достался им из ансамбля Дм. Покровского. Таким образом, возрождение вертепов в Серпухове началось с того самого первого вертепа, созданного в России после многих лет забвения. Делая этот вертеп, Новацкий попытался точно скопировать тот образец, который хранится в театре Образцова, даже обоями обклеил такими же. Непосредственное участие в подготовке того вертепа принимал в1981 г. еще один человек, которого, как и Новацкого зовут Виктор. Это художник-бутафор и мастер-кукольник Виктор Назарити. Ныне он проживает по соседству с нами, в городе Таруса. Еще тогда, в начале 80-х, прикоснувшись к вертепу, он по-настоящему «заболел» им.

Несомненно, каждый исполнитель, каждый мастер создает свой, самобытный вертеп. Неповторимость заключается в том, как он изготавливает фигуры, как изображает и украшает вертепное здание, и в этом смысле вертеп Виктора Назарити, действительно, уникален и достоин того, чтобы познакомиться с ним. Свой замысел мастер реализовывал четыре года.  Его вертеп наполнен символами, которые не всегда легко разгадать. Есть несколько замечательных находок – парящий вокруг зрителей ангел, в спектакле он подбирает убиенного младенца, падающего из рук Рахили, и несет его к себе в небесное «гнездышко», устроенное на крыше вертепа. Воинов – верных слуг царя-злодея, мастер осмыслил в образе недремлющих очей, изображенных на щитах с пятью страшными пальцами-копьями, готовыми в любой момент исполнить любой самый гнусный замысел Ирода. Но ни воины, ни крепкие стены, ничто не спасает царя от неотвратимости Смерти, и этот образ у Назарити ужасающе верен – белый капюшон с черным провалом на месте лица – пустота. Необходимо упомянуть и то, что вертепы всегда представляли вечером при зажженных свечах, становившихся составным образом действа. Про вертеп же мастера Назарити можно сказать, что живой огонь в нем – это и полноценный персонаж, и многозначный символ его спектакля.

Маленький, почти незаметный непосвященному взгляду, юбилей праздновали в Рождество 2010 года серпуховские вертепщики – полтора десятка лет бытует у нас рождественский вертеп. За эти годы вертепы появились и прочно обосновались в воскресной школе «Вертоград» Михайловского храма г. Пущино, в клубе «Трилистник» при серпуховском храме Богоявления и в Музейно-выставочном центре.

 

 


© Троицкий собор города серпухова, 2006-2012