Храм Святой Живоначальной Троицы-на-Посаде

Пантелеева М. П. –  заведующая научно-методическим отделом СИХМ

Московская обл., г. Серпухов, ул. Ситценабивная, д. 5.

Троицкая церковь на Посаде — одна из древнейших в Серпухове. Построенная на Ильинской горе, в непосредственной близости к Ильинской церкви, деревянная церковь Святой Троицы существовала до 1552 г., когда она была зафиксирована в Сотной – переписной книге князя Василия Семеновича Фуникова. Однако роль данного храма в жизни посада поначалу была скромной. По той же Сотной церковь Троицы не является самостоятельным посадским центром, к ней лишь тяготеют 10 дворов и 4 пустующих «дворовых места» в Ильинской и два двора во Фроловской улице. Среди живущих близ «Троицы» и записанных в Сотную — 6 семей зажиточных горожан, среди которых «торговые люди», и ещё шестеро бедных домохозяев, которые заняты ремеслом (два сапожника, овчинник), торговлей (мясник, соляник) и поденной работою по найму («казак»).

После сооружения в 1556 г. «каменного города» — крепости в Серпухове, были возведены и бревенчатые стены вокруг посада — «острог». По имени церкви, оказавшейся за стенами острога, была названа и ближайшая к ней боевая острожная Троицкая башня. Часть посадских, которые покинули свои дворы на древнем посаде со времени его превращения в острог, поселились за острожными стенами, за храмами св. Георгия и Троицы. Образовавшийся посёлок стал известен под именем Троицкой слободы. Он тянулся за Серпейку по направлению к древнему «Сельцу», которое в дозорных книгах 1646 г. Ульяна Семеновича Ляпунова названо уже «Мироносицким» — конечно, по церкви в честь свв. Жен Мироносиц. В приходе Троицкой церкви тогда находились дворы городового дворянина Ивана Раевского, Владычного монастыря, подьячего Ивана Васильева Шурупова, мельника, ямчужного (селитряного) мастера, 2 двора пушкарских и 2 двора бобылей (одиноких и безземельных крестьян), всего 11 дворов. Троицкий храм уже играет заметную градообразующую роль. Вокруг него формируется Троицкая улица, в 1649 г. называемая Старой – что может свидетельствовать о её появлении ещё во времена до обращения части посада в острог (во 2-й пол. XVI в.) Троицкая слобода (или также улица), возможно, образованная дворами выселенцев из Старой Троицкой улицы, располагалась первоначально за стенами острога, близ храмов св. Георгия и Троицы, с последующим распространением на юг. В переписных книгах 1678 г. Троицкой слободой названы уже все дворы за острогом от церквей Георгия и Троицы и до Мироносицкого сельца.

В 1669 г. деревянная Троицкая церковь, как и весь город, сгорела во время страшного пожара. В 1670 г., в числе первых в городе храмов, церковь Троицы на посаде была вновь отстроена в камне «тщанием прихожан». В XVII веке строительство каменных храмов в Серпухо ве было событием чрезвычайно редким. До 1670 г. только один храм — церковь Николы Белого упоминается в «строельной книге» 1649 г. как каменный. По своему облику вновь построенная каменная Троицкая церковь была типична для московской школы зодчества XVII столетия — бесстолпный четверик, декоративные кокошники, компактное пятиглавие на стройных барабанах. По мнению исследователя Ф. В. Разумовского, архитектуру Троицкой церкви можно считать своеобразным «прологом» в истории серпуховского зодчества более позднего времени. Наиболее традиционный элемент храма — замечательная по силуэту и пропорциям шатровая колокольня. Ее высотную композицию составляют три яруса: невысокий четверик, восьмерик и шатер, слитые в единый, устремленный ввысь объем — свечу. Ее динамизм и стройность воспринимаются острее рядом со статичным четвериком здания церкви.

В ноябре 1714 г. подписан Патриарший указ об освящении с южной стороны Троицкой церкви придела св. Василия Блаженного с трапезной и выдан антиминс. Освящение совершил архимандрит Высоцкого монастыря Герасим. Придел был сделан «тёплым» и употреблялся для зимних богослужений, тогда как главный алтарь не отапливался. Дальнейшая судьба посадского храма была более драматична, чем других серпуховских церквей. В 1760-е гг. приход Троицкой церкви был уничтожен, ее здание было передано для богослужений Черниговскому пехотному полку, расквартированному в Серпухове. Церковная земля тогда же была отобрана, так как по генеральным межевым планам, составлявшимся после монастырской реформы 1764 г., для Троицкой церкви «не показано» было земли даже для домов причта. Поэтому на протяжении ряда лет XIX века церковь была втянута в безуспешные тяжбы из-за двусмысленного положения приходского священника, дом которого стоял неизвестно на чьей земле. К 1785 году приход Троицкой церкви был восстановлен, а в следующем, 1786 году, церковное здание отремонтировано, но церковь была настолько бедна, что вместо традиционной серебряной дарохранительницы имела оловянную, поэтому епархиальный ревизор игумен Иероним в 1790 г. при описании церкви был вынужден ограничиться тактичным: «ежели можно, то купить серебряную».

К началу 1820-х годов материальное положение Троицкой церкви несколько упрочилось, впрочем, в эти годы она оставалась беднее многих своих «соседей». В стенах и сводах алтаря имелись многочисленные «расселины», а к 1827 году, согласно прошению приходского священника иерея Дмитрия Яковлева на имя митрополита Московского Филарета о перестройке церкви, «олтарь от разрушения трещин в стенах и сводах соделывается от часу опаснее». В мае 1829 года Московская духовная консистория разрешила причту разобрать алтарь и возвести его вновь, а также разобрать стену трапезной части слева для пристройки северного придела во имя иконы Боголюбской Богоматери. Однако резолюцией митрополита Московского Филарета от 13 мая того же года построение придела признано нецелесообразным — из-за ветхости церковного здания и малолюдства прихода. По Клировой ведомости 1827 г., приход составляли 38 дворов — 141 душа мужского и 151 — женского пола, земли храм не имел, но его служители получали содержание от прихода «посредственное» — то есть, на языке того времени — среднего уровня. Боголюбский придел был построен в Троицком храме около 1849 г. К этому времени здание церкви и колокольни уже нуждалось в капитальном ремонте, неизбежном при каких-либо серьезных конструктивных вмешательствах в архитектуру ее основного объема. В связи с этим была открыта подписка на сбор пожертвований среди серпуховичей.

Около 1888-1893 гг. в Троицком храме был возведен резной золоченый пятиярусный иконостас. Тогда же была заново выстроена полукруглая алтарная апсида.

В 1917 г. приход Троицкого храма составлял 37 дворов — 152 души мужского и 148 — женского пола. Как в одном из беднейших приходов города, служителям его было назначено казённое жалованье: священнику — 300, а псаломщику — 100 руб. в год. Особой статьёй церковного дохода был кружечный сбор при хождении с иконою Боголюбской Божией Матери. Церковным старостой состоял серпуховский мещанин И. Д. Улитин, предки которого, купцы Улитины, участвовали в перестройке храма 1829 г. При храме числились как сиротствующие три сестры и брат жены священника Иоанна Смоленского, Левитские — внуки настоятеля Троицкого собора протоиерея Алексия Левитского, известного серпуховского краеведа.

В советские годы в храме Троицы-на-посаде особенно долго сохранялась церковная служба. С 1929 г. священником Троицкого храма был иерей Василий Студницын, расстрелянный в 1937 г. и канонизированный в лике Новомучеников и Исповедников Российских. Храм был закрыт лишь в 1961 году.

Престольные праздники:

Святой Живоначальной Троицы — переходящее празднование, на 50-й день по Пасхе.

Иконы Божией Матери Боголюбская — 1 июля.

Св. блаженного Василия Московского — 15 августа.

ДОСТОПАМЯТНЫЕ ЛИЦА

На протяжении последнего десятилетия XIX века в Троицкой посадской церкви священствовал младший сын протоиерея Алексия Левитского, серпуховского благочинного и настоятеля Троицкого собора — Николай Алексеевич Левитский. Он родился в 1839 г. и после окончания Московской духовной семинарии служил дьяконом в Воскресенской церкви, живя вместе с семьей с 1878 г. в Воскресенском переулке, в 1-м квартале. Уже к 1868 г. Воскресенская церковь была приписана к Троицкому собору, и службы в ней велись по праздничным и воскресным дням. А с марта 1891 г. по 6 октября 1900 г. отец Николай служил священником в церкви Святой Живоначальной Троицы. 6 октября 1900 года состоялась его последняя служба в храме. С октября 1900 г. по 17 февраля 1901 г.его заменял священник церкви Ильи Пророка Михаил Смирнов. 10 декабря 1900 г. на 61-м году жизни Николай Алексеевич скончался от хронического воспаления почек. Отпевали его в храме Ильи Пророка, похоронили на городском Всесвятском кладбище. У отца Николая и его супруги Евдокии Илларионовны родилось шестеро детей: Мария, Петр, Анна, Лидия, Агриппина, Александра. 4 февраля 1901 г. состоялось венчание Анны Николаевны Левитской с сыном псаломщика Иоанном Петровичем Смоленским, окончившим Московскую духовную семинарию в 1898 г. с аттестатом 1-го разряда. Таинство совершил священник Звенигородского уезда с. Ламашина (?) Казанской церкви Василий Смоленский. Вдова священника Троицкой церкви Евдокия Илларионовна Левитская за своей дочерью отдала в качестве приданого одноэтажный деревянный дом на ул. Калужской (ныне ул. Ситценабивная, д. 3), и своему зятю для вступления в сан священника дала еще 150 рублей.

Иоанн Петрович Смоленский был рукоположен в священный сан 17 февраля 1901 г. и начал служить в Троицкой церкви с марта 1901 г. До того, в 1898-1899 гг., он преподавал в Звенигородском уезде в церковно -приходской школе, потом был переведен в Городенковскую школу Серпуховского уезда. В 1899-1911 гг. преподавал Закон Божий в городской одноклассной церковно — приходской школе, а в 1904-1911 был заведующим этой школой. В 1904-1910 гг. состоял в должности законоучителя в 5-й батарее 2-й арт. бригады, с 7 октября 1911 г. — законоучителем в Пятом начальном городском училище. У четы Смоленских было 4 детей: Таисия (1902 г. р.), Николай (1904 г. р.), Алевтина (1905 г. р.) и Сергей (1906 г. р.) В феврале 1920 г. священник Иоанн Смоленский перешел на новое место служения — в село Лысая Гора Ямской волости Тарусского уезда. Пока дальнейшую судьбу И. П. Смоленского проследить не удалось. Калужские краеведы, которые занимаются репрессированными священнослужителями и пострадавшими за веру, говорят, что в списках репрессированных он не значится. Его супруга Анна Николаевна скончалась в 1948 г. А в с. Лысая Гора церковь не сохранилась: во время войны прямым попаданием снесло часть холма и стоящую на нем церковь. Годы стерли из памяти местных жителей и место, где стояла церковь, и её название.

В 1930-е гг. в Троицком храме вместе со священномучеником Василием Студницыным (житие которого можно найти в рассказе о храме Всех святых) служил человек, чья судьба складывалась очень непросто. Илия Кузьмич Кирпичев родился в 1880 г. в дер. Мордвиново Калязинского уезда Тверской губернии. В детстве был отдан в подмастерья в портновскую артель. Кипящие молодые силы не давали ему сидеть на месте, в провинциальном Калязине, и юноша решил попытать счастья в Москве. В столице много ходил по церквям. Очень любил церковное пение и сам обладал красивым басом. Наконец, ему захотелось, как он сам говаривал, «пожить в монастыре». Однако некий старец из Калужской губернии, к которому он обратился за благословением, сказал: «В монастыре ты жить не будешь!». Илия, не послушав старца, поселился в Оптиной пустыни, где пригодились и его красивый голос, и портновское мастерство. Но монах тогда из Илии все-таки не получился. Кончилось тем, что Илия Кузьмич оказался в Серпухове, где женился на вдове. В 1910 г. у супругов родилась дочь Мария. Жили Кирпичевы в Заборье, были прихожанами Мироносицкой церкви и Высоцкого монастыря. Илья Кузьмич служил псаломщиком в разных серпуховских храмах, был близок с протоиереем Александром Владыченским, служил в Троицкой церкви со священником Василием Студницыным. По воспоминаниям знавших его людей, он принял монашество и сан священника, но документов, подтверждающих, что Илия Кузьмич был иеромонахом, не найдено. Когда он был арестован первый раз, тоже неизвестно, но дочь его, Мария Ильинична, рассказала, что он был несколько лет в ссылке под Архангельском. Жена его навещала, и, по ее словам, он жил хорошо. Местные рыбаки обрадовались, что приехал портной, потому что некому было брезентовые накидки шить. А он пошил, да и говорит потом: «Не буду на коммунистов шить, лучше пойду морошку собирать!», замотал руку и не стал больше шить. По возвращении из ссылки Илии Кузьмичу не разрешили жить в Серпухове, так он оказался в дер. Паршино Заокского района Московской области. 14 сентября 1937 г. он был снова арестован. 21 октября 1937 г. расстрелян в Бутово вместе с семью другими серпуховскими сященнослужителями: протоиереем Александром Владыченским, священником Василием Озерецковским, иеромонахом Андреем (Алексеевым), иеромонахом Алексием (Бачуриным), священником Василием Виноградовым, иеромонахом Михаилом (Доброхотовым), псаломщиком Василием Глуховым.

Одним из последних настоятелей Свято-Троицкого на посаде храма в 1950-е гг. был протоиерей Иоанн Иоаннович Калин (1903-1977 гг.). До своего ареста в конце 1930-х гг. отец Иоанн служил в церкви с. Спас-Тешилово, серпуховском храме Илии-пророка. Вернувшись из заключения, протоиерей Иоанн вновь служил в г. Серпухове, в храме Троицы-на-посаде и в с. Старые Кузьменки, в храме Успения Пресвятой Богородицы. Похоронен на кладбище с. Ст. Кузьменки.

Последним настоятелем Троицкого храма был протоиерей Мирон Иосифович Некрашевич, 1910 г. р. Рукоположен в сан священника был 19 июля 1953 года архиепископом Макарием. Отец Мирон всеми силами препятствовал закрытию Троицкой церкви, и все-таки храм был закрыт в 1961 г. После этого отец Мирон был назначен на служение в другое благочиние Московской епархии. Уже в конце жизненного пути, будучи заштатным священником, батюшка вновь вернулся в Серпухов (1989-1990 гг.), где находился на покое, приходя на богослужения в единственный незакрывавшийся храм пророка Божия Илии.

 

 


© Троицкий собор города серпухова, 2006-2012