Храм Спаса Нерукотворного Образа села Рай-Семёновское

Пантелеева М. П. – заведующая научно-методическим отделом СИХМ

Московская область, Серпуховский район, село Рай-Семеновское

(проезд автобусом № 35  Серпухов-Рай-Семеновское)

Село Семёновское стоит на серпуховской земле с середины XVI столетия. Дворяне Шишкины владели серпуховскими землями в Окологородном стане с середины XVI в., когда в составе «избранной тысячи» по указу Ивана IV в 1553 г. Михаил и Григорий Шишкины получили поместья в Московском  уезде.

Спустя столетие это поместье перешло в вотчину потомка «выехавшего из Царьграда при царе Иоанне Васильевиче» и служившего «по московскому списку» Кирилла Ивановича Дохтурова, Алексею Степановичу Дохтурову. Состояло в те годы это имение из сельца Семёновского с деревнями Ворониной, Языково, Акулово и Дернополье (312 человек в 37 дворах). Алексей Степанович Дохтуров – стольник царицы Евдокии Фёдоровны Лопухиной, первой жены Петра I, не имел наследников и потому вотчины свои завещал своему двоюродному брату, майору Лейб-Гвардии Преображенского полка Петру Ивановичу Дохтурову. Дочь последнего Татьяна (1738-1798 гг.) вышла замуж за опекуна московского воспитательного дома статского советника Петра Фёдоровича Нащокина (1733-1809 гг.), принеся ему в приданое серпуховские владения.

Имение передавалось по наследству по мужской линии и в 1809 г. после смерти отца перешло к сыну – гофмаршалу Павла I, действительному камергеру и кавалеру Александру Петровичу Нащокину (1758-1838 гг.), зять которого П. В. Нащокин был одним из ближайших друзей А. С. Пушкина. Новый хозяин «окрестил» усадьбу Раем, чтобы отличить от другого Семеновского – Отрады – поместья графов Орловых. Сосед Нащокиных по имению  Д. Н. Свербеев остроумно замечал: «Само собою, разумеется, что, кроме господ и духовенства, никто из народа не подозревал этих причудливых и пышных названий, и невозможно до сих пор добиться от соседних крестьян, чтобы они указали проезжему, где тут Отрада или где тут Рай». В 1802 г. после смерти жены, известной санкт-петербургской красавицы, Елизаветы Семёновны (Хвостовой), Нащокин окончательно переселился в своё подмосковное  имение.

В это же время местные крестьяне указали хозяину на существование близ с. Семёновского двух необычных источников. Изучение и описание целебных свойств минеральных источников, открытых в имении Семёновское-Рай было проведено доктором медицины и профессором химии Императорского Московского Университета, секретарём Общества соревнования медицинских и физических наук, корреспондентом Императорского Общества испытателей природы Фердинандом Фридрихом Рейсом и опубликовано на французском языке в его труде «Описание и химическое разложение минеральных вод села Семёновского Московской губернии в Серпуховском уезде, принадлежащему г. тайному советнику, действительному камергеру и кавалеру Александру Петровичу Нащокину».

Решив использовать целебные свойства железистых источников Нащокин обратился к императору Александру I за разрешением открыть в усадьбе водолечебницу. В 1803 г. особым рескриптом императора на территории с. Семёновское-Рай был открыт  курорт железистых минеральных вод «Воды Спасителя». Курорт состоял из двух минеральных источников с водолечебницами и комплекса гостевых построек, располагавшегося на территории с. Семёновского (27 крестьянских изб с сараями, конюшнями и людскими, отдающимися в наймы по 50 рублей в месяц, 10 больших домов по 10-11 комнат стоимостью по 300, 250 и 200 рублей в месяц / или 150 рублей за половину дома, гостиница «Hotelgarni» на 16 номеров, стоимость. 1 руб./ сутки или 25 руб./ месяц). Для обеспечения приезжающих на воды был выстроен на центральной площади села гостиный двор на 14 лавок для приезжающих купцов (1 августа в селе проходила ярмарка), трактир «Герб помещика» («Restaurationauxarmesduseigneur»). Для развлечения приезжих предлагались прогулки по английскому парку, рыбная ловля в специальных прудах, пикники, роговая музыка, хор, театральные представления, катание на лошадях, балы и приёмы у хозяина курорта в усадебном доме. На курорте постоянно находились врач (нанятый на службу) и аптекарь. Посетители курорта регистрировались в специальном журнале, который ежегодно представлялся в Министерство полиции и Московскому военному генерал-губернатору. Курорт действовал до 1825 г. и прекратил существование в связи с финансовым разорением А. П. Нащокина. В начале XX в.
(1927 г.) источник № 1 ещё существовал, хотя постройки все были разобраны.

Рай-Семеновское славилось превосходной архитектурой усадебных построек, красотою местоположения, богато сконструированным парком, террасообразно спускающимся к реке. Выдающимся памятником русской архитектуры XVIII века является усадебная Спасская церковь. Храм, выстроенный по проекту знаменитого русского архитектора Матвея  Федоровича Казакова, поражает воображение. Вот свидетельство того же Свербеева: «церковь, выстроенная… в Рай-Семеновском, одна из самых изящных по селам, какие мне удалось видеть на Святой Руси». Со Свербеевым перекликается неизвестный автор, посетивший усадьбу в начале прошлого века: «нигде в Европе, даже в самой Италии, нет частного человека, который имел бы у себя такую церковь».

Начало строительства церкви относится к 1765 году, когда был сооружен теп-лый придел в честь святителя Димитрия Ростовского, расположенный теперь в первом ярусе здания. Основная часть храма и колокольня возведены в 1774-1783 годах. Участие М. Ф. Казакова в строительстве церкви связано именно с этим периодом.

Спасская церковь в Рай-Семеновском представляет собой прямоугольный в плане объем, увенчанный световым барабаном и полусферическим куполом. Центральная часть храма дополнительно выделена приставными портиками со сдвоенными колоннами и фронтонами. Небольшим переходом верхняя церковь соединяется с колокольней, которая обработана парными колоннами. По размеру, рисунку, высоте расположения колонны эти точно соответствуют колоннам церковных портиков, что подчеркивает единство всего сооружения. Над колокольней возвышается оригинальный шпиль в виде обелиска.

Отделка интерьеров Спасской церкви проводилась, как показали исследования, в два этапа. Первоначально интерьер храма был скромнее и суровее. Прежде всего, иными были карнизы, выполненные из местного мрамора, – строгие и простые по рисунку. Отсутствовала лепнина, появившаяся лишь на рубеже XVIII — XIX вв. Не вполне ясно, к какому периоду относятся живописные карнизы, наличники, пилястры и другие элементы рисованного декора, сохранившиеся в различных частях храма. Особенно много подобной живописи в трапезной, где входная дверь украшена живописным порталом, на стенах изображены антаблементы (горизонтальные перекрытия, подпираемые колоннами) и каннелированные пилястры (вертикальные выступы стены, условно изображающие колонны). Здесь же можно видеть остатки росписи на библейские сюжеты. Рисованные карнизы и наличники есть и в самой церкви (например, в барабане). Но особую пышность интерьеру придавали богатейшие лепные украшения. Парные каннелированные (с вертикальными желобками на стволе) колонны с коринфскими капителями несли антаблемент с изящными кронштейнами. Лепные венки, гирлянды, изображения ангелочков дополняли оформление интерьера. Но более всего интересны рельефные композиции над окнами южной и северной стен центральной части храма. Поклонение волхвов, Введение Богородицы во храм, Благовещение, Бегство в Египет, Чудесный улов, Бегство святого Павла из Дамаска – таковы сюжеты этих рельефов, главной особенностью которых является экспрессивность, напряженная динамика фигур, декоративный характер их композиции.

Проект мраморного иконостаса храма был изображен Казаковым на известном офорте. Иконостас задуман архитектором в виде грандиозной триумфальной арки, оформленной каннелированными коринфскими колоннами, украшенной лепниной и скульптурными группами. Однако, сравнивая офорт со старой фотографией интерьера церкви, видишь, что замысел Казакова не был полностью осуществлен. Прежде всего, в окончательном варианте отсутствовал высокий аттик с венчающим фронтоном, придававший всему сооружению особую монументальность и величие. Несколько скромнее стала лепнина, а скульптурные группы, изображенные на офорте, вообще не были установлены. Но и в незавершенном виде иконостас являлся подлинным произведением искусства, об утрате которого остается теперь лишь сожалеть. В отделке храма не использовались ни позолота, ни дерево – только местные мраморы и металл. Роспись церкви, выполненная художником Дроздовым, была в некотором отношении любопытна. Так, перед святым Павлом живописец, следуя желанию заказчика, изобразил коленопреклоненного отца – хозяина усадьбы (явление нередкое для росписи усадебной церкви). Икона Богоматери представляла собой копию одной из рафаэлевских мадонн.

Несохранившаяся ограда церкви походила на псевдоготическую крепостную стену с башнями. В ее оформлении были использованы стрельчатые проемы, белокаменные наличники, декоративные машикули (навесные бойницы) и зубчатые завершения стен. Автором ее был, вероятно, также М. Ф. Казаков, один из создателей псевдоготики конца XVIII в. Усадебный дом (также конца XVIII в.), выстроенный, как утверждает Д. Н. Свербеев, в подражание итальянским виллам, подвергся во второй половине XIX в. значительным перестройкам и утратил свое архитектурное своеобразие. От главного входа в дом начиналась длинная аллея большого регулярного парка, размещенного в южной части усадьбы. Эта аллея, ведущая к двум пейзажным прудам, сохранилась и по сей день; планировка остальной части парка нарушена. От северного фасада главного дома двумя террасами спускался к Наре живописный пейзажный парк. Его террасы отмечены небольшими прудами, у нижнего из которых прежде находился «храм» (так назывались в усадьбах павильоны или беседки с установленными в них статуями того или иного античного божества). Парк украшали гроты, беседки. К парку примыкал зверинец, где в специальных загонах паслись дикие козы. Существует предположение, что автором усадебного комплекса был строитель Спасской церкви — М. Ф. Казаков.

Нащокины владели имением до начала XX в., когда за долги  праправнука П. Ф. Нащокина Анатолия Константиновича Тарновского оно было продано серпуховскому суконному  фабриканту  Диомиду Митрофановичу Хутареву за 125 тысяч рублей. Имение перешло к многодетному сыну Д. М. Хутарева — Дмитрию, который устроил в нём молочную ферму.

С 1930 г. в храме прекратились богослужения, и началось его безжалостное разграбление. В эти годы в здании церкви располагались МТС, склад удобрений, зернохранилище, кинотеатр и магазин. Служивший с 1903 по 1930 гг. священник Георгий Троицкий, ныне причислен к лику местночтимых святых Московской Епархии.

С октября 1995 года храм был передан общине верующих. Богослужения совершаются по субботам, воскресеньям и великим праздникам. В школьной библиотеке собран раздел православной литературы. Имеется местночтимая икона Пресвятой Богородицы «Взыскание погибших».

Престольные праздники:

Перенесение Нерукотворного образа Спасителя из Едессы в Константинополь – 29 августа

Святителя Димитрия Ростовского – 4 октября, 10 ноября

Настоятель храма – протоиерей Алексий Лебедев
Телефон – (496)770-62-49

 

ЖИТИЕ СВЯЩЕННОИСПОВЕДНИКА ГЕОРГИЯ ТРОИЦКОГО

Священноисповедник Георгий Александрович Троицкий родился в 1873 году в деревне Дакищи Коломенского уезда Московской губернии. Окончил Московскую Духовную семинарию и учительствовал в церковно-приходской школе Николо-Угрешского монастыря. В 1898 году рукоположен во священника. Отец Георгий до 1903 года служил в различных селах Серпуховского района Московской области.

В 1903 году священноначалие назначило его в Спасский храм села Рай-Семеновское Серпуховского района, где священник Георгий Троицкий прослужил до 1930 года и был его  последним настоятелем. После ссылки священника храм был закрыт и разорен.

Жители сел Рай-Семеновское, Станково и ряда других, входивших в приход Спасского храма, в 1929 году приняли решение о закрытии церкви. 18-летний комсомолец, председатель кружка местных безбожников, на заседании сельсовета поставил вопрос о вовлечении крестьянства в союз безбожников. Тогда же и был поставлен вопрос о закрытии церкви.

На Рождество Христово 1930 года сельсовет запретил отцу Георгию ходить по домам прихожан. «На рождественские праздники, — как рассказал впоследствии отец Георгий на допросе, — после службы я сообщил своим верующим о том, что есть слухи о закрытии храма, а также сообщил им, что есть постановление сельсовета, чтобы я на праздниках не ходил по приходу. Означенное сообщение я делал, чтобы поставить верующих в известность. Также мною было сказано о налогах, которые наложили на церковь, и как нужно поступить, так как в церкви денег нет. На мои сообщения верующие мне сказали, что как же могут закрыть церковь, когда есть верующие… просили меня, чтобы я ходил по приходу. Но, боясь, чтобы не получилось какой неприятности, я их просил, чтобы они написали заявление. Здесь же заявление было написано и подписано верующими».

В этих действиях священника власти увидели антисоветское выступление и начали расследование обстоятельств случившегося. Председатель Рай-Семеновского сельсовета, вызванный 22 января на допрос, засвидетельствовал, что «со стороны нашего священника антисоветских выступлений не наблюдалось».

Несколько свидетелей сказали, что отец Георгий призывал оказать сопротивление намерениям власти закрыть в селе храм. На допросе отец Георгий виновным себя не признал, заявив, что «антисоветской деятельности не вел».
2 февраля 1930 года священник Георгий Троицкий был арестован и заключен в Серпуховский исправительно-трудовой дом.

В результате расследования было составлено обвинительное заключение, в котором вина священника была сформулирована так: «в январе 1930 года священник Троицкий в Рай-Семеновской церкви с амвона произнес речь, в которой жаловался на плохое житье, что церковь задавили налогами и т. д. Зажигательные слова Троицкого настолько подействовали на присутствующих, что последние учинили шум и делали всевозможные выкрики против отдельных представителей власти.Ввиду того, что по делу не собрано достаточно доказательств для предания виновного суду, дальнейшее следствие прекратить, но, принимая во внимание усилившуюся активность и сопротивление классовых врагов и социальную опасность обвиняемого, в порядке постановления ВЦИК от 20 марта 1924 года объявленного в приказе ОГПУ №142 от 2 апреля 1929 года дело по обвинению Троицкого Георгия Александровича направить в Особое Совещание при коллегии ОГПУ для внесудебного разбирательства». 23 февраля 1930 года был вынесен приговор: выслать через ОГПУ в северный край на три года.

После этапа в августе 1930 года отец Георгий вместе со священником Александром Державиным, также высланным ОГПУ в северный край, поселились на жительство в деревне Усть (верст 35 от Усть-Цильмы).

По приезде оказалось, что храма в селе нет, живут раскольники старообрядцы. Квартира, в которой поселились священники, приглянулась местному учителю, поэтому духовенство заставили с нее съехать и искать новую. Работать устроиться было негде, тяжелую физическую работу по возрасту отец Георгий выполнять не мог. Жили в большой нужде и тесноте. Порой есть было совсем нечего. На присылаемые деньги купить что-либо было негде.

6 августа 1931 года отец Георгий заболел. Прошло несколько дней, болезнь усилилась: открылась сильная рвота, боль в животе. Отец Георгий перестал есть и пить. В таком состоянии он пролежал несколько дней. Отец Георгий медленно угасал и 29 октября 1931 года он умер, предположительно от брюшного тифа.

Похоронили его селеУсть. Все время болезни за ним ухаживал священник Александр Державин, который и позаботился о его погребении. Чтоб рассчитаться за гроб пришлось продать местным жителям подрясник и сапоги отца Георгия. Отец Александр отпевал его, в дни памяти ходил служить панихиду на его могилу. Место погребения священноисповедника Георгия теперь неизвестно.

Память священноисповедника Георгия совершается в день его кончины 16 (29) октября, а также в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских – ближайшее воскресенье к 25 января (7 февраля).

 


© Троицкий собор города серпухова, 2006-2012