Храм Михаила Архангела села Нехорошево

Пилипенко А. Д. — старший научный сотрудник СИХМ

Московская область, Серпуховский район, в 2 км восточнее деревни Верхнее Шахлово – остановки автобуса № 23 Серпухов-Съяново (перейти мост через р. Нару и затем следовать по её течению); в 15 км к западу от села Старые Кузьмёнки (дорога – через деревню Лисенки)

Храм на данном месте появился не позднее середины XVI в. — так как на церковном кладбище сохранилось надгробие с надписью 1550-х гг. Описи 1617 г. содержат самое раннее упоминание о деревянной, «клецки», церкви во имя святого Архангела Михаила, приход которой, по данным 1620 г., составляли деревни Клеменова, Ивантина и Игнатьева (ныне Клеймёново, Ивантиново, Игнатьево). Под 1628 г. местоположение этого храма обозначено как Юшков погост(1). С XVIII же века данный пункт известен как село Нехорошево (Нехорошее)(2), которое в середине XIX века именовалось также Архангельским(3). Село никогда не было многолюдным, оно обычно насчитывало 5-7 дворов и несколько десятков жителей.

Каменный храм святого Архистратига Михаила построен около 1691 г. тщанием прихожан(4). Он был освящён 13 декабря этого года архимандритом серпуховского Высоцкого монастыря Иосифом, прежняя, деревянная церковь при этом перенесена в село Шатово(5). Одновременно с каменным храмом возведена и стоящая рядом колокольня(6).

Принадлежа к характерному для рубежа XVII-XVIII вв. типу приходской церкви в виде бесстолпного четверика со сводчатым покрытием, храм села Нехорошева является одним из наиболее художественно ярких воплощений этой типологии в Серпуховском регионе. Возвышенный и стройный, храм гармонично соседствует с шатровой колокольней, которая уцелела намного лучше, чем церковный четверик. В четверике после пристройки приделов во второй половине XIX века верхние окна были пробиты гораздо выше изначального их уровня. А вот звонница сохранила и собранную грацию форм, и пластическую логику в чередовании своих плоскостей и проёмов, и, наконец — изящный кованый крест, венчающий её главку.

К середине XIX века при церкви имелся тёплый придел во имя святителя Николая(7). В 1861-1864 гг. на средства и трудами местных прихожан — помещика князя Николая Сергеевича Вяземского и крестьян-жителей сельца Клеймёново, деревень Новосёлки, Съяново, Верхнее и Нижнее Шахлово, сельца Лисенки—были сооружены заново два придела, правый — во имя святителя Николая, левый — святой великомученицы Екатерины(8).

Близ церкви сохраняются остатки старинного кладбища — каменные надгробия XVI и XIX вв.

В 1884 г. в селе было построено двухэтажное каменное здание церковно-приходской школы. В 1896 г. она, старанием местного настоятеля священника Евгения Соколова, была преобразована в церковно-учительскую школу Московской епархии (с 1899 г. – женскую). Её попечителями состояли баронесса София Михайловна Энгельгардт и Иван Андреевич Хутарев. Влиятельные соседи купцы Хутаревы — владельцы суконной фабрики в сельце Городенки (ныне ф-ка «Пролетарий») — оказывали помощь также и Михайловскому храму в Нехорошеве.

В 1937 г. Михайловский храм села Нехорошева был закрыт и разорён. С тех пор существование небольшого села поддерживала общеобразовательная школа, размещённая в стенах прежней, церковной. С её закрытием в 1984 г. жизнь в Нехорошеве замирает, и с 1988 г. обезлюдевшее селение официально упразднено.

В 1999 г. местный храм был передан Русской Православной Церкви. Ныне в нём совершаются требы, ведутся восстановительные работы.

В конце XIX века, когда еще не было обнародовано Высочайшее положение о церковных школах, в селе Нехорошево стараниями местного священника Евгения Ивановича Соколова устроены были две одноклассные и одна второклассная школы. Эти школы, ставшие, по отзывам современников «рассадником просвещения не для одной Московской епархии», впоследствии были удостоены почетных отзывов на Парижской выставке и на церковно-школьной выставке в Петербурге. Устроитель этого школьного комплекса достоин того, чтобы о нем было рассказано подробно, поэтому мы представляем вашему вниманию сокращенный и переработанный некролог о почившем иерее Евгении, опубликованный в седьмом номере Московских Церковных Ведомостей за 1910 год.

Почивший священник Евгений Иванович Соколов был ревностным пастырем и выдающимся деятелем церковно-школьной нивы Московской епархии. Он всем сердцем любил церковную школу и в 1883 году одним из первых в епархии откликнулся на призыв царя-миротворца Александра III о возрождении церковной школы и открыл в своем селе школу церковную. При устройстве церковных зданий для двух одноклассных и одной второклассной школы, он сам обжигал известь и кирпичи, сам руководил всеми строительными работами, был каменщиком, плотником и работником; строил все прочно, но дешево, так называемым хозяйственным способом. Сам же был и первым учителем в своей школе, разрешив, таким образом, вопрос о всеобщем обучении. В приходе же отца Евгения неграмотных не было.

Отец Евгений родился в 1857 году 2 декабря в бедной семье диакона села Понизовья Верейского уезда, а в 1878 г. окончил курс Вифанской духовной семинарии и поступил сначала в сельские учителя. Поначалу он учительствовал в школе своего родного села, затем в школе с. Починки Серпуховского уезда, после чего в 1880 г. получил место законоучителя в школе братства свт. Петра митрополита в Москве. В это же время Евгений Иванович начал работать в редакции «Московских ведомостей» и «Русского Вестника» под началом известного издателя Михаила Никифоровича Каткова. Одновременно энергичный молодой человек преподавал в школе, основанной М. Н. Катковым и П. М. Леонтьевым при Университетской типографии.

М. Н. Катков скоро оценил молодого учителя и предложил ему занять место управляющего типографией. Однако столичная жизнь, ее суета и шум, не нравились Евгению, который мечтал стать сельским пастырем и поработать для православного народа на ниве Божией делом просвещения. И, наконец, одно обстоятельство разрешило окончательно его судьбу. Посланный летом 1882 (или 1883) года ревизовать книжную и газетную торговлю по Московско-Курской и Курско-Киевской железной дороге, Евгений Иванович чудесным образом избежал неизбежной смерти. Со станции Чернь, где он выполнял свое служебное поручение, Евгений должен был ближайшим поездом двинуться далее. Однако, почувствовав внезапное недомогание и прислушиваясь к своему внутреннему голосу, твердившему «не езди далее, обожди!», он остался на станции Чернь в ожидании следующего поезда. Через некоторое время на станцию пришло ужасное сообщение о том, что поезд, на который не сел молодой человек, утонул, провалившись в районе с. Кукуевка на подмытой водою насыпи.

Вернувшись в столицу, в ответ на окончательное предложение М. Н. Каткова занять место управляющего, Евгений ответил, что давно лелеянная им мечта уже осуществляется, и что он поступает во священники «в дом», т.е. со взятием невесты и с обязательством воспитать при ней четырех остающихся сирот братьев и сестер. Предшественник и тесть о. Евгения внезапно лишился зрения и должен был выйти за штат, имея на руках пятерых детей, из коих самой старшей – невесте Евгения, Анне Александровне, тогда едва исполнилось 16 лет. Горе семьи было очень велико, ибо на такое место не находилось женихов. Евгений же, увидев жребий Божий, смело взял на свои руки кроме невесты еще шесть ртов, имея и своих малолетних сирот – брата и сестру. М. Н. Катков до слез был тронут отзывчивым сердцем молодого человека, сам благословил его на брак и на священство иконой свт. Николая, пророчески сказав: «Идите, идите во священники, Евгений Иванович! Вы будете выдающийся пастырь!».

25 сентября 1883 года во вновь освященном тогда храме Христа Спасителя преосвященный Алексий Лавров-Платонов рукоположил о. Евгения во пресвитера к Михайло-Архангельской, села Нехорошево, Серпуховского уезда церкви, и с тех пор начались труды и болезни пастыря, закончившиеся поистине мученической кончиной.

Доставшийся о. Евгению исключительно крестьянский приход села Нехорошева вполне оправдывал свое название – непролазное невежество крестьян, бедность их и пристрастие к «шкалику» и «сороковке», серый уклад жизни. В удел молодому пастырю достался запущенный храм с растущими по карнизу деревьями и вываливающимися кирпичами, с широкими трещинами по стенам, с бедной утварью и убогой ризницей. А еще – старый разваливающийся дом шести аршин, «ветром крытый, дождем обитый» и с вывеской «земская школа», в коей учения не было, потому что прежний учитель умер от чахотки, а нового земство не давало.

Первой заботой о. Евгения стала школа, он собрал ребят, переписал их и стал учить сам в этом, готовом рухнуть, доме. Необходимо было строить новое здание, но разве легко это было сделать при полном отсутствии средств! Предприняв неудачную попытку разрешить вопрос на месте, с крестьянами села, молодой священник поехал в Москву просить денег взаймы в какой-нибудь обители. Отец Евгений обратился за советом и благословением к преосвященному Алексию Лаврову-Платонову, и дело приняло оборот неожиданный и прямо-таки чудесный. У московской купчихи Марии Ивановны Латышевой незадолго до того потерявшей единственного сына, умер и муж. Горю вдовы не было меры! Желая увековечить память усопших, а сама принять постриг, Мария Ивановна обратилась за советом к преосвященному Алексию. Владыка на монашество ее не благословил, а, указывая на прибывшего к нему молодого пастыря, сказал: «Если Вы хотите увековечить свое имя в книге небесной, а своим присным устроить небесные обители, то помогите вот этому священнику выстроить новую церковную школу!» Это было весною 1884 года, а уже в сентябре в селе Нехорошево вместо ветхой деревянной школы красовалась новое каменное двухэтажное здание.

Дальнейшая судьба отца Евгения вся была преисполнена тревог, скорбей, забот и страданий. Он заново переделал обветшавший храм, расширив его, выстроил два здания для двух одноклассных и для второклассной школ, устроил прекрасный хор, ввел всеобщее обучение. В этой неустанной деятельности своей он пользовался поддержкой М. Н. Каткова и его семейства, преосвященного Алексия, семейства помещика А. П. Цеге-фон-Мантейфеля, А. Н. Корсакова, фабрикантов Хутаревых и почтеннейшего духовника и соседа о. Евгения священника Андрея Ивановича Воздвиженского.

Однако эта многотрудная и многолетняя борьба, в конце концов, сломила неутомимого подвижника. В 1905 году, после неудачной японской войны, отец Евгений заболел нервным расстройством. Узнав о Цусимском бое, священник слег в постель, а болезнь пошла вперед семимильными шагами. Несмотря на тщательное лечение лучших врачей, отец Евгений не оправился, но был помещен в психиатрическую лечебницу с. Мещерское, где и почил мирно о Господе на 53-м году от рождения 17 января 1910 года.

20 января тело почившего было торжественно встречено на станции Шарапова Охота окрестным духовенством во главе с благочинным о. А.Н. Дмитриевским и с хором фабрики Хутаревых. При встрече и по дороге священники служили панихиды, а из окрестных церквей выходили процессии с иконами и хоругвями, чтобы воздать последний долг усопшему, пользовавшемуся искренней любовью всех местных жителей. Через фабрику Хутаревых тело иерея Евгения было привезено к границам его прихода, где его встретили все прихожане и ученики устроенных им школ. Заупокойную всенощную пел хор второклассной школы, литургию и отпевание совершал благочинный монастырей Московской епархии архимандрит Валентин – настоятель Давидовой пустыни в сослужении еще 14 священников – родных и соседей почившего пастыря.

 Престольные праздники:

Архистратига Божия Михаила – 19, сентября, 21 ноября

Святителя и чудотворца Николая – 22 мая, 19 декабря

Настоятель храма – протоиерей Алексий Лебедев
Телефон – (496)770-62-49

П р и м е ч а н и я:

  1. Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы о церквах и селах XVI-XVIII столетий. Выпуск девятый. Волоколамская и Серпуховская десятины (Московской губернии). М., 1896. С. 118.
  2.  По крайней мере, с 1742 г. – ЦГАМ/до 1917 г., Ф. 737, Оп. 1, Д. 5, Л. 3; ГАТО, Ф. 1770, Оп. 1, Д. 306, Л. 49.
  3.  ЦГАМ/до 1917 г., Ф. 203, Оп. 441, Д. 28, Л. 1.
  4. Там же, Л. 9.
  5.  Там же, Ф. 454, Оп. 3, Д. 84, Л. 88, 90.
  6.  Там же, Л. 91.
  7.  Там же, Ф. 203, Оп. 441, Д. 28, Л. 9.
  8.  Там же, Ф. 203, Оп. 441, Д. 28; Ф. 454, Оп. 3, Д. 84, Л. 88об.

 


© Троицкий собор города серпухова, 2006-2012