Храм святителя и чудотворца Николая села Бутурлино

Пилипенко А. Д. — старший научный сотрудник СИХМ

Московская область, Серпуховский район, село Бутурлино в 3 км к юго-востоку от железнодорожной станции Серпухов, остановка автобуса № 24 Серпухов-Новинки

Село Бутурлино — владение серпуховского Высоцкого монастыря, уже с церковью святителя Николая Чудотворца — впервые упоминается в описи Окологородного стана Серпуховского уезда от 1552 г.(1). В 1627 г. бутурлинский храм был «древяной клетцки»; церковные утварь и украшение — пожертвованы частично монастырём, а частью приходскими людьми(2).

Во 2-ой четверти XVIII века в селе строится существующая каменная Никольская церковь с правым тёплым приделом во имя Казанской иконы Божьей Матери, который был освящен  в 1723 г. Через несколько лет в 1739 г. была освящена основная церковь(3). Храмоздателями были люди неизвестного звания, по имени Исаакий и Мавра. Напоминанием о них долгое время служили икона преподобного Исаакия Далматского и мученицы Мавры в местном ряду иконостаса (1820 г.), позднее — в трапезной основного храма (1925 г.), а также запись в синодике 1802 г.(4).

В 1884-1887 гг., старанием церковного старосты потомственного почётного гражданина Петра Ивановича Рябова, обветшавшие придел, трапезная и колокольня были снесены и выстроены заново; кроме того — пристроен северный придел во имя священномученика Петра Александрийского. Провёл реконструкцию храма архитектор Митрофан Александрович Арсеньев(5). В 1876 г. в основном храме был возобновлён иконостас «византийского стиля», «в пять поясов»; в 1885-1886 гг. аналогичные, трёхъярусные иконостасы устроены в новых приделах(6). Среди храмовых святынь особенно почитались иконы Божией Матери: «Живоносный Источник», Фёдоровская и Владимирская (последняя была пожертвована в 1857 г. московской мещанкою Емельяновой)(7). В 1911 г. при  храме, на средства церковного старосты Семёна Петровича Рябова, построена каменная сторожка(8). Центральная часть храма, постройки XVIII в., представляет собою простой четверик, перекрытый сомкнутым сводом. Западный фасад 1880-х гг. более живописен по силуэту, образуемому тремя шатрами колокольни и симметричных ей приделов.

Храм был очень любим прихожанами: к 1884 г. накануне перестройки здания приход составляли более 1700 местных жителей и ещё около 1000 сезонных рабочих фабрики П. И. Рябова(9) в деревне Нефёдово. В 1917 г. в приходе было 369 дворов и 1198 жителей обоего пола (в том числе 143 старообрядца-поповца). Помимо села, сюда относились деревни Борисово, Ивановское, Палихово, Нефёдово, Кончаково, Новосёлки, Левашёво и Манишки; железнодорожная станция Серпухов(10). В 1920-е гг. официально зарегистрированное при храме религиозное общество состояло из 57 верующих (11); бутурлинская община была весьма активной и не раз выступала с жалобами на действия местных властей(12). Церковный староста с 1919 г. Иван Сергеевич Васильев (1869-1932), в 1929 г. высланный в Казахстан и там умерший, ныне канонизирован как исповедник.

В 1930-е гг. храм в Бутурлино был закрыт и разорён. 1992 г., с передачей церковного здания верующим, открылся период его возрождения. В 2000-е годы храм украшен стенными росписями.

П р и м е ч а н и я:

  1. История города Серпухова и Серпуховского края XIV-XVI вв. (материалы и исследования). <Серпухов, 2009>.  С. 214.
  2. Холмогоровы В. и Г., Исторические материалы о церквах и селах XVI-XVIII ст. Выпуск девятый. Волоколамская и Серпуховская десятины (Московской губернии). М., 1896. С. 117.
  3. Скворцов Н.А. Архив Московской Св. Синода Конторы. Материалы по Москве и Московской епархии за XVIII век. Выпуск первый. М.,1911 г. С. 259-260.
  4. ЦГАМ/до 1917 г., Ф. 737, Оп. 1, Д.900, Л. 8.; ЦГАМО, Ф. 2458, Оп. 1, Д.36, Л. 4; ЦГАМ/до 1917 г., Ф. 454, Оп. 3, Д.83, Л. 182-182об.
  5. 5.      ЦГАМ/до 1917 г., Ф. 454, Оп. 3, Д. 83, Л. 182, 186об, 188-190. О М.А. Арсеньеве – см.: Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассицизма (1830-е – 1917 годы). Иллюстрированный биографический словарь. М., 1998. С. 23.   
  6. 6.      Там же, Л. 186об.
  7. 7.      Там же, Л. 187-187об.
  8. Там же, Ф. 737, Оп. 1, Д.4086, Л. 221об.
  9.  Там же, Ф. 454, Оп. 3, Д.83, Л. 188 об.
  10.  Там же, Ф. 737, Оп. 1, Д.4086, Л. 229.
  11.  ЦГАМО, Ф. 2458, Оп. 1, Д. 36.
  12. Там же, Ф. 4570, Оп 1, Д.45, Л. 20; Д.165, Л. 49, 50.

ЖИТИЕ ИСПОВЕДНИКА ЗЕМЛИ СЕРПУХОВСКОЙ ИОАННА (ВАСИЛЬЕВА)

День памяти — 6 декабря

Составитель игумен Дамаскин (Орловский)

Исповедник Иоанн родился в 1869 году в селе Мартьяново Серпуховского уезда Московской губернии в семье рабочего-слесаря Сергея Васильева. С 1884 года он работал в харчевной лавке фабрики Рябова, где стал со временем приказчиком. После увольнения он в 1922 году открыл свою торговлю. С 1919 года Иван Васильев был церковным старостой Никольского храма в селе Бутурлино Серпуховского уезда Московской губернии, где настоятелем в то время был священник Константин Уаров.

В июле 1929 года произошел следующий случай. В селе умер 18-летний комсомолец, но родители все же пригласили священника отпеть умершего. Накануне похорон к матери пришел председатель комсомольской ячейки и стал требовать, чтобы похороны были гражданскими, без священника. Мать не согласилась, и наутро отец Константин пришел совершать отпевание. Брат покойного, активный комсомолец, не дождавшись окончания отпевания, вместе с другими комсомольцами взяли гроб и понесли в красный уголок. Затем гроб с музыкой понесли на кладбище, устраивая по дороге антирелигиозные митинги, на которых говорилось, что гражданские похороны лучше церковных. Из народа, которого собралось человек 500, стали разноситься реплики: «Отдайте покойника священнику, что вы хороните его, как скотину». Народ стал говорить матери о том, что хоронить без священника — тяжкий грех, тогда мать и сестры покойного не дали опустить гроб в могилу. Поднялся крик и шум, толпа людей отняла у комсомольцев гроб с телом и понесла его в церковь, где отец Константин вместе с причтом закончил отпевание.

26 июля 1929 года в газете «Набат», издаваемой коммунистами Серпуховского уезда, была напечатана заметка под заголовком «Силой унесли гроб в церковь», подписанная псевдонимом Безбожник. По поручению начальника Серпуховского районного административного отдела было проведено расследование обстоятельств описанного в статье происшествия и сделан вывод, что факты в статье изложены неверно, со стороны священника «хулиганских действий проявлено не было, и данный случай произошел по вине комсомольской организации, так как последняя не согласовала вопрос с родственниками умершего, что они будут хоронить его без священника».

30 августа 1929 года ОГПУ завело уголовное дело в отношении священника Константина Уарова, служившего в Никольском храме в Бутурлино. Староста храма Иван Сергеевич Васильев был обвинен «в распространении ложных слухов о невиновности попа». 3 сентября Иван Васильев был арестован и заключен в Серпуховской дом заключения. В тот же день его допросили. На вопросы следователя он ответил: «Во время похорон я не присутствовал и поэтому ничего не видел и не знаю». 16 сентября следствие было закончено. Староста храма Иван Васильев был обвинен в том, «что пытался создать общественное мнение в защиту священника Уарова и проводил агитацию верующих за организованную борьбу против политики советской власти по отношению к Церкви»

Следователь, однако, констатировал, что «в деле не имеется достаточных свидетельских показаний, указывающих на прямое участие Уарова и Васильева в совершении преступления, настоящее дело дальнейшим следствием прекратить, но, принимая во внимание… социальную опасность обвиняемых, постановил… дело направить в Особое Совещание при ОГПУ с ходатайством о применении административной высылки… сроком на три года для каждого».

4 ноября 1929 года тройка ОГПУ приговорила отца Константина к заключению в концлагерь на три года, а Ивана Васильева к высылке на три года в Казахстан, куда он этапом добирался вместе с уголовниками полгода. Срок высылки истек 3 сентября 1932 года, но освобождения он не получил. Из-за суровых условий ссылки Иван Сергеевич, будучи уже пожилым человеком, сильно заболел ревматизмом ног. Из-за острых болей он не мог ходить. Землянка, в которой он жил, была размером 3,5 на 3,5 метра, и в ней обитало три человека. Место ссылки находилось более чем в 400 верстах от железной дороги, почему даже и по окончании срока больному человеку нелегко было выехать оттуда.

Сын Ивана Сергеевича ходатайствовал о досрочном освобождении отца, но 4 декабря 1932 года родственники получили телеграмму, а потом письмо от священника Скворцова, отбывавшего наказание вместе с Иваном Сергеевичем, где было сказано, что их отец смертельно болен, у него отнялись руки и ноги и помочь ему нечем. Иван Сергеевич Васильев умер 6 декабря 1932 года и был погребен в безвестной могиле.

 


© Троицкий собор города серпухова, 2006-2012