Остров открытий — Селигер

О, Русь – малиновое поле
И синь, упавшая в реку, —
Люблю до радости и боли
Твою озёрную тоску…
Сергей Есенин

Многолетние путешествия-паломничества Православного клуба «Трилистник» сплетаются в яркую неразрывную цепь впечатлений – одна поездка перетекает в другую. В прошлом году в нашей группе оказался питерский житель, уроженец деревни по имени Пески, стоящей издревле на берегах Селигера-езера. Вот и получилось, что благодаря доброхотству и хлебосольству раба Божия Олега, традиционно горный характер походов нашего клуба немного спрямился и нашел свое неожиданное продолжение в сказочном озёрном краю. Серебристый колокольчик звенящего, но неведомого ещё имени Селигер, манил нас своими тайнами. Как пошутил один из наших главных покорителей вершин: «Ну, вот – скатились с высоты 4-х тысяч метров до уровня мирового океана!» И самое главное, что никто потом об этом не пожалел, хотя поначалу тоска по горным пейзажам и подвижности горных походов ощущалась многими нашими «старожилами».
Эта земля, которую местные именуют землёй Истока – центр России, её средняя полоса. Здесь, на юго-восточных склонах Валдайской возвышенности начинаются великие и могучие реки Волга (в селе Волго-Верховье), Днепр (из лесного болота у деревни Дудкино) и Западная Двина (из небольшого озера Двинец в 1,5 десятках вёрст от Волги), а также их многочисленные притоки. Край Верхневолжский открывается, прежде всего, через тихую красу характерного среднерусского пейзажа – неброскую, сдержанную. Многочисленные озёра с удивительными названиями (чего стоят одни только Вселуг, Стерж, Волго!), реки и суровые, часто непроходимые, леса, болота и живописные просторные равнины, поля и пышно цветущие луга, широкие песчаные проезжие дороги и узкие каменистые тропки… всего не перечесть! И, конечно, «лесное диво» – Селигер – это высокое синее небо, упавшее (по Есенину) в воду и превратившееся в огромное блестящее зеркало, удваивающее и небесную синь, и земную красоту хвойных лесов, окружающих стройным хороводом озёрную гладь. Оказывается, местные жители почтительно именуют Селигер по отчеству – Селигеровичем – ведь это седое и вечно юное в своей красоте озеро возникло, по мнению ученых, еще при отступлении последних ледников, когда заканчивалась четвертая ледниковая эпоха.
На Селигере много островов – около 160, некоторые из них показываются из воды лишь во время сильной засухи. Нами был выбран для жительства мыс одного из них, самого большого, называемого Хачин. Этот остров, протянувшийся с севера на юг на 12 км, а с запада на восток – почти на 8 км, лежит в самом центре Селигера. Хачин – это настоящее Берендеево царство, вот в нем-то, среди вековых сосен, поросших лишайником, и расположился наш лагерь «Трилистник». Напоенные солнцем янтарные сосновые стволы, среди которых раскинули свои крылья наши палатки, темно-зеленая хвоя, защищавшая нас от палящих лучей, черничные плантации, удобная для причаливания наших малых судов камышовая бухточка и, конечно, синяя гладь Селигера – вот таким представал наш лагерь всем, кто постепенно, в течение трех дней прибывал с материка на наш вполне обитаемый остров, пока не набралось нас 35 человек. Место лагеря было выбрано ровно напротив дома нашего гостеприимного хозяина Олега – 3 версты и 15 минут на моторке. Как обычно, в течение двух первых дней кипела работа по обустройству нашего общего дома: устройство кухни, уютного кольца из мощных бревен вокруг кострища, палатки и пр. – это всё привычно для любого туриста и делается почти на автомате. Но в нашем лагере в этот раз было и необычное почти стационарное новшество – геокупольный дом 5 м в диаметре и в 2 этажа высотой. Первый этаж – это и спальные места, и трапезная на случай дождя и даже кинозал, а второй этаж – спальня для младших участников похода.
После тщательного инструктажа и сдачи экзаменов мы, на радость всей честной компании, получили в пользование от нашего доброхота Олега 2 катера со спасательными средствами, а главное с мощными лодочными моторами. Расстояние от острова до материка сразу резко сократилось и стало приятной озерной прогулкой, которые начинались с раннего утра и продолжались до самой глубокой ночи, когда в лагере устанавливался мощный фонарь-маяк для благополучного вхождения капитанов в нашу бухточку. Таким образом, лагерь обзавелся собственной флотилией, куда вошли еще 2 байдарки и резиновая лодка, привезенные нами из Серпухова. Эти немудреные плавсредства обеспечивали жизнь нашего лагеря – с материка возили продукты, а насельники «Трилистника» ежедневно путешествовали на остров Столобное, где разместилась Нилова пустынь.

Монастырь – главная точка притяжения на Селигере. Свое название обитель получила в честь преподобного Нила и острова Столобное, где с 1528 года жил святой Нил и где он был погребен в 1554 году. Суровая аскетическая жизнь, постоянное бдение над помыслами, полное нестяжание, исключительно высокие молитвенные подвиги, деревянные крюки, на которые он, не позволяя себе прилечь, опирался в случае крайнего изнеможения, 40-летнее уединение в пустынных местах – такими словами можно кратко описать путь монаха Нила Столобенского. Он и при жизни был светильником и помощником для окрестных людей, их духовным наставником и целителем, и после своего преставления продолжал ярко светить на земле, молитвенно поддерживая основание, строительство и возрастание монашеской обители, которая возникла на месте его уединенных подвигов в конце XVI века.

Как нам поведали в интереснейшем монастырском музее, возникшем всего три года назад, пустынь Нила Столобенского всегда имела открытый для паломников характер. Монастыри, как и люди, бывают очень разными, и это, безусловно, правильно. Из всех островных обителей России (каковых насчитывается семь), Нило-Столобенская самая легкодоступная для приезжающих, в остальные добраться совсем непросто. Кроме того, монастырь этот был основан на шумном торговом пути, который еще более оживился с основанием в XVIII веке северной столицы. Даже глухие стены вокруг обители не возведены, с одной стороны – сам остров был естественной преградой, с другой – в этом сказался характер монастыря. И сейчас всякому приезжающему в Нило-Столобенскую пустынь сразу бросается в глаза немного непривычное оживление, царящее в обители: толпы туристов-паломников, можно сказать, «осаждают» монастырь с утра до вечера, даже ворота обители не закрываются. Приятно поразило и отношение монашествующих к паломникам – терпеливое, внимательное, можно сказать, заботливое, веками в монастыре хранили традицию принимать паломников совершенно безвозмездно.

Насельники нашего лагеря, ежедневно плавали в монастырь на послушания. Обычно нас принимали для работы к себе две трапезные – братская и паломническая. И если в первый день ребята ехали на послушание с опаской, то потом, вплоть до последнего дня нашего пребывания на Селигере отбоя от желающих потрудиться в трапезной не было! Доброжелательность и простота монахов и послушников, руководивших нашими подростками на послушании, сразу расположила их к себе, и хотя нагрузки в трапезных были временами изрядные — ребята спешили туда наперебой.

В один из дней послушание стало и вовсе для нас особенным — впервые мы участвовали в приготовлении и организации праздничного архиерейского стола. Это был день памяти святой равноапостольной княгини Ольги, который, как оказалось, совпадает с днем празднования Оковецкой иконы Божией Матери. Ежегодно в этот день с самого рассвета группы паломников со всех сторон съезжаются в с. Оковец, чтобы поклониться святыне и окунуться в благодатные целебные воды святого Ключа. В 1539 году, в день Сошествия Святого Духа на Пырышенском городище среди дремучего леса на берегу речки Пырышни в Оковецкой волости недалеко от г. Ржева иноком Стефаном при стечении народа из четырех окрестных деревень были обретены: прибитый к сосне большой железный крест и на другом дереве — небольшая, старого письма, икона, изображавшая Божию Матерь с Богомладенцем и предстоящим святителем Николаем. За прошедшие века образ Божией Матери Оковецкой был прославлен неисчислимыми чудесами, являя благодатную помощь всем требующим. В этом году праздновалось 475-летие явления Оковецкой иконы, праздничную Божественную литургию в скитском Преображенском храме подворья Нило-Столобенской пустыни на Оковецком источнике возглавил митрополит Тверской и Кашинский Виктор. За праздничной литургией митрополиту Виктору сослужили епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет, епископ Канский и Богучанский Филарет, епископ Смоленский и Вяземский Исидор и многочисленное духовенство.

На следующий день наша группа отправилась в еще одно удивительное место и опять же связанное с именем святой равноапостольной Ольги — в село Верхне-Волжское, откуда берет свой исток великая русская река Волга и где монашествуют сёстры Ольгинского монастыря.

 


© Троицкий собор города серпухова, 2006-2012