Вечорка

Впервые за долгие десятилетия на серпуховской земле ВЕЧОРКА прошла 18 ноября  в клубе “Большевик” поселка Большевик, организатором ее выступил православный клуб Троицкого собора “ТРИЛИСТНИК”.

Вечорка – явление не типичное, однако затягивающее.
Вечорка – это и не концерт, и не просто вечер танцев, а тонкое сплетение песен, народно-бытовых танцев, хороводных игр и юмора.  А наши русские зажигательные танцы под гармонь, скажем честно, ничем не хуже ирландских! Это подтвердит всякий, кто участвовал в нашей вечоре! Ведущие (те, кто знает и может научить) показывали фигуры, а все остальные участники танцевали без всякого разделения на сцену и зрителей. Увлекательно, зажигательно, и ни с чем несравнимо! И никто не чувствовал себя неумехой, потому что эти танцы были всем по плечу!

А теперь мы расскажем о том, что такое вечорки, и почему мы решили возродить их в нашем городе.

Как общались русские люди в зимнее время? Если степенные отцы семейств могли собраться на чинное чаепитие, то холостой молодежи хотелось более веселого общения. Для этого устраивали посиделки (беседы, вечорки, посиды, посидухи, досветки, дозорьки, супрядки, супрялки, попрядухи, сходбища). Посиделки, как правило, устраивались по вечерам в снятой для этой цели избе, и начинались после уборки урожая. В разных областях это происходило в разное время – со дня Иоанна Богослова, с Покрова Богородицы, на Косму и Дамиана, с Введения. Заканчивались посиделки тоже в разных местах по-разному – где к Рождеству Христову, а где только на Масленицу. На Масленице посиделок не было, т.к. молодежь развлекалась иначе. Ну, а уж в Великий Пост проводить посиделки не разрешалось совсем, либо их характер был совсем строгим, петь, например, разрешалось только духовные стихи. После же Пасхи спешили на первых освободившихся от снежного покрова полянах водить хороводы.

Очень часто посиделки начинались с «рабочего времени», да и затевались-то они, в общем, для женских коллективных работ. Это нам может подсказать и некоторые названия посиделок — супрядки, супрялки, попрядухи, корни их указывают на прядение. Действительно, к этому времени заканчивалась выделка льна, и женщины целые ночи проводили за прялкой. Могли, правда, и для будущих перин и подушек все вместе перо щипать, иногда накануне свадеб завершать подготовку приданого для невесты.

Помещение для вечорки выбирали поочередно в домах девушек/женщин, откупали вскладчину за дрова, хлеб, крупу или часть готового продукта (пряжи). Для большой, шумной вечорки могли подбирать более просторную избу, и притом в семью более веселую.

Вот уже сгущаются сумерки. Девицы, нарядившись, заплетя в косы разноцветные ленты, а некоторые, подрумянившись, накидывали шубки, захватывали прялки, веретена и куделю, бежали на супрядки. Изба оглашалсь звонкими девичьими голосами и молодым здоровым смехом. Девичья молодость – неповторимая, короткая, но яркая пора в жизни. Девушки рассаживаются на лавки и начинают прясть, вязать, шить и одновременно беседовать, обмениваться новостями, шутить и, конечно, петь (чаще – протяжные песни). Хозяева избы, как правило, не вмешивались в их занятия. Поскольку верховенство в устройстве посиделок принадлежало девицам, они были в праве приглашать не только своих парней, но и парней из окрестных сел и деревень. А вот приток «чужих» девушек был нежелателен.

А вот, когда являлись парни, приходило время «праздной» части. Гости входили гурьбой, сняв шапки, молились перед образами, а потом кланялись в пояс: «Здравствуйте, красны девицы!» «Посиделке вашей, лебеди белые!» В ответ звучало: «Здравствуйте, молодцы хорошие!», «Бог на посиделку!». Потом каждый парень выбирал себе пару для посиделочных игр. Игровые пары назывались беседниками, занимальщиками, игральщиками, почетниками, дролями, вечеровальщиками, тральщиками. Обычно переходили они с одной посиделки на другую в том же составе, «измена» и частая смена беседников считались зазорными. В Новгородской губернии парни приносили с собой свечи. До этого горел обычно лишь светец с лучиною в переднем углу. Парень зажигал свечу и ставил той девушке, которая нравилась. Она благодарила с поклоном, не прерывая песню.

И хотя девушки продолжали крутить веретена, ну, уж какая тут пряжа! Ведь ясно, не затем парни пришли, чтобы смотреть на прядущих девчат да слушать жужжание веретена – начинаются шутки, то кудель вытащат с прялки, то веретено спрячут, а пока девушка веретено ищет, прялку спрячут! «Хватит, парни, пошутили!» — обращаются к ним девицы. Это значит, гармонисту пора задело браться. Прялки убирают в угол, затевали «веревочку» — наборный хоровод, водившийся затейливыми петлеобразными фигурами. «Веревочка» выкатывалась в сени, возвращалась в избу, вилась и вилась, а песни сменяли одна другую. Играли в жмурки, прятки, кошки-мышки, отгадышки, диалоговые игры с пением, когда одна партия играющих наступала на другую («А мы просо сеяли…», «Бояре», «А мы сеяли-сеяли лен»), а еще обязательно – в целовальные игры. Плясали польку, краковяк, тустеп и, конечно же, задорную кадриль, которых насчитывалось множество, в каждой деревне была своя кадриль, со своими особенностями (Платоновская, Тулатинская и т.д.) Иная кадриль с такими сложными фигурами, что танцевать ее можно 30-40 минут, и напоминает она целое танцевальное представление.

Право участия в посиделках получали парни и девушки, достигшие брачного возраста, что связывалось с физической зрелостью и символически подтверждалось сменой одежды (для девиц это обычно был возраст 14-15 лет, для парней – 16-17). Парни на посиделках высматривали невест: «и работяща, и красива, и за словом в карман не полезет». Посиделки, таким образом, становились своего рода прелюдией семейной жизни и давали возможность будущим женихам и невестам узнать друг друга получше.

Страничка Вечорки В контакте.

 


© Троицкий собор города серпухова, 2006-2012