Красная горка на Соборной горе

12 мая в этом году – день Антипасхи или Фомина воскресенья, праздник более известный в народе под названием «Красная горка». Очень часто в понятиях людей крещеных, но невоцерковленных, бытует много представлений, связанных как с Красной горкой, так и с рядом других церковных праздников. Представлений, граничащих с суевериями, и не имеющих ничего общего с глубиной и сутью празднуемого события. В свою очередь, люди церковные, справедливо озабоченные смешением христианских и языческих понятий в восприятии народным сознанием этих праздников, подчас слишком резко ограждают себя от всего внебогослужебного в праздновании, например, той же Красной горки. Но ведь главное в том, как расставлять акценты и с чего начинать. Ведь нет ничего плохого в том, что если церковная молодежь после богослужения в храме в неделю Антипасхи, соберется вечером ни на дискотеке, ни в пьяной компании, ни в социальной сети, а со своими же друзьями (да еще с родителями, да еще с гармонистами!) в красивом месте и отпразднует ту же Красную горку, но уже по-другому. Весело, традиционно, с задорными плясками, совместными шумными молодежными (и поцелуйными — куда ж без этого!) играми, и хоровод завести сумеет и песню протяжную подхватить, и частушку гармонисту спеть! Ведь надо же где-то православной молодежи собираться вне храма, вне богослужения! Обо всём сказал премудрый: “Всему свое время, и время всякой вещи под небом: … время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать…” Ведь праздновать тоже надо уметь, и праздновать хорошо, по-здоровому, так, чтоб в голове без вина от веселья шумело, и ноги не от спиртного, а от плясок заплетались бы! Предваряя свой рассказ о нашем празднике на Соборной горе, мы дерзнем привести (с небольшими сокращениями) статью протоиерея Игоря Прекупа «Красная горка: соблазн язычеством или добрая встреча весны?», взятую с сайта «Православие и мир». Итак, слово священнику.

Два календаря – языческий и христианский

Христианство стремилось адаптировать народно-календарные традиции к своему вневременному содержанию, однако, плоды это стремление приносило (и по сей день приносит) весьма разные.

Церковь установила праздник Рождества Христова, чтобы укрепить немощных против соблазна участвовать в языческом празднике бога Митры? – теперь не редкость услышать, что Рождество и есть праздник солнцеповорота, а гадания на Святках – «святое дело».

Церковь освящает начатки урожая на «Спасы»? – это понимается как сущность праздника, и для многих богослужение сводится к ожиданию «главного момента», «гвоздя программы»: освящения пищи, после которого можно будет, наконец, броситься к своему мешку и «приобщиться к святыньке» (исповедоваться-причащаться – это для «фанатиков»)…

С «Красной горкой» чуть проще, чем со «Спасами», поскольку это название не самого праздника Антипасхи, а народного, существующего, скажем так, в параллельном измерении. Но это не значит, что риск подмены отсутствует напрочь. К сожалению, многое в «генетике» этого праздника должно побуждать нас к осторожности.

Откуда взялась «Красная горка»?

Чтобы избежать пагубного смешения, надо знать происхождение этого праздника и отличать его мирскую традицию (вполне приемлемую для православного христианина) от языческой сути, которая норовит прорасти, мимикрируя под христианскую обрядность.

Мы знаем, что «Красная горка» – это праздник весны и любви, время гуляний и знакомств парней и девушек, и, конечно же, свадеб. Согласно народному поверью, кто на «Красную горку» не участвует в гуляниях, но дома сидит, тем ох, как не повезет в жизни: парню когда-нибудь достанется жена уродливая, рябая, косая (далее добавить по вкусу) – короче, ущербная вторая половина, а девушка выйдет за распоследнейшего мужичонку; их семейная жизнь будет несчастной: ужас и кошмар (да и вовсе помрут сразу после свадьбы!). А вот те, кто в этот день поженятся, никогда не разведутся.

Нетрудно догадаться, что в дохристианский период нашей истории это были не просто гуляния. «Красная горка» – это праздник ряда языческих божеств и в первую очередь Ярилы (хотя его основное празднование приходится на лето) – олицетворения плодородия и сексуальной мощи (при совершении «ярилок» использовалась соответствующая атрибутика), и было бы наивно предполагать, что, формальный отказ от почитания языческих божеств в христианскую эпоху пресекал языческое мироощущение в «коллективном бессознательном».

Особенно актуально задуматься об этом в наше время, когда всевозможные неоязыческие «реконструкции» преподносятся как что-то исконно-традиционное, родное. Реконструкции-то, может, и надуманные, искусственные, зато дух тот же…

Можно ли православным праздновать «Красную горку»?

«И что теперь?» – спросите вы. «Не отмечать этот праздник, игнорировать его?» Отнюдь. Из рекомендации быть внимательными и избирательными (в том числе относительно того, кто и в каком духе организует празднование) вовсе не следует, что праздник сам по себе порочен, вреден и т.п.

Мы благодарны Богу за дар жизни, и нет ничего постыдного в том, чтобы сообща радоваться, например, вступлению в свои права весны – этого столь богатого по своей символике времени года, стержневым значением которого является торжество жизни над смертью: природа как бы воскресает, восстает, какие бы зима ни чинила ей препятствия, как бы ни сковывала!

Вся наша жизнь такая, что надо радоваться ей, помня, однако, слова Апостола: «Смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы. Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия» (Еф. 5; 15 – 17).

В самом празднике греха нет, но, как и ко всему земному, он может примешаться (особенно учитывая его «дурную наследственность»), чего вполне можно избежать.

Более того, ведь мир дольний – икона мира горнего. Так же и праздники, посвященные «дольнему», могут быть обращены к горнему, если возводить ум от созерцания земной красоты – к небесной, если видеть в земном отблески небесного.

Что такое «Красная горка»? Почему у праздника такое название?

«Красная» значит «красивая». Но красота весенней горки особенная – это красота земли, освобождающейся от зимнего плена; красота земли возвышенной (вернее, той ее части, которая ближе к небу), а потому уже свободной, ожившей в то время, пока остальная земля все еще не пришла в себя: издревле после того, как таял снег, падал уровень разлившихся по весне вод, первыми подсыхали и прогревались горки и пригорки, на которых можно было собираться молодежи, чтобы веселиться в лучах весеннего солнца.

А ведь и душа наша так: не вся она хороша, много в ней слякоти, рытвин, оползней, а то и вовсе местами она какая-то непробиваемо мерзлая и ей никак не отойти… но есть в ней стороны, которые как-то поближе к Богу. С них начинается ее возрождение к вечной жизни. Они – красивы, ибо приобщаются красоте небесной; они первыми очищаются, ими душа как бы роднее Богу, ими она чувствует весну Пасхальную и ликует, и тянется к Небесам, и мало-помалу вся освобождается из плена сатанинского холода.

***

Итак, Фомино воскресенье, или по-народному, Красная горка – первый день, когда на уже покрытые яркой молодой зеленью поляны и пригорки выходила молодежь, и водились первые после Великого Поста хороводы. Вот и у нас, 12 мая на Соборной горе собралась православная молодежь, а также семьи с детками и просто все желающие, чтобы от всей души порадоваться наступившей Пасхе и вошедшему в полную силу весеннему теплу!

Благодаря зимним вечоркам, у нас уже сложился довольно  многочисленный, устойчивый и знающий круг любителей хороводов и народно-бытовых танцев. Вот и в этот раз пришло достаточное число людей. Начали мы с молитвы в Троицком соборе, и клуб «Трилистник» подарил всем пришедшим маленький подарок – пасхальный тропарь помимо славянского языка был исполнен на греческом, латинском, немецком, французском, английском, испанском, китайском (что оказалось весьма актуальным в связи с визитом в эти же дни нашего Патриарха в Китай), а в завершении — и на грузинском языках. Среди гостей праздника было много маленьких деток, которых пришлось организовать в отдельные круги (за что отдельное спасибо руководителю подросткового клуба «Пилигрим» Кынтиковой Марине Геннадьевне!), потому как во взрослые хороводы малышей не всегда возможно поставить из-за разницы в росте и весе. 

Начали мы со знакомого линейного хороводы «А мы сеяли-сеяли лён», потом завили, не сразу поддающуюся изучению и запоминанию геометрически сложную, «Капустку». Были и танцы — полюбившийся всем балманский краковяк «в две девки», и полька-бабочка, и ту-степ, и «Во саду ли, в огороде». Разучили новые непростые хороводы: заводной сибирский «Я у батюшки жила», степенный «Перелетный-сиз соколик» и очень сложный многофигурный хоровод «Хмель». Потом была зажигательная «Улица» как с давно выученными, так и с новыми затейливыми фигурами, и фигурный ручеёк. Как всегда – огромная благодарность от всех участников нашим бессменным гармонистам Порожняку Вячеславу Андреевичу и Жижину Павлу Васильевичу! Низкий поклон молодежному досуговому центру “Юность” (дир. Смирнова И. Ю.) за предоставленную звукоаппаратуру! А еще отдельное спасибо — иерею Павлу, настоятелю Распятского собора — за отличные фотографии!

 


© Троицкий собор города серпухова, 2006-2012