Забытая дорога

Как мало мы сегодня ходим пешком, даже по родному городу. Спешим, мчимся, не замечая в окно автомобиля, как меняется (не в лучшую сторону) облик нашего древнего города, как семимильными шагами уходят с его улиц признаки старины. И хорошо если только нелепыми пластиковыми окнами смотрят на нас наши старожилы, но ведь безвозвратно исчезают с серпуховских улиц старые дома, попираемые бетонными соседями-гигантами…  В нашем проекте “Прогулки по старым серпуховским улицам” мы предлагаем вам семь маршрутов, пройдя которыми вместе с сотрудником Серпуховского музея Андреем Пилипенко, вы наверняка узнаете что-то новое о тех улицах, к которым привыкли с детства. Кто-то просто притормозит, выйдет из своего автомобиля, приглядится к чему-то внимательнее, а кто-то, быть может, сделает и более серьезный шаг к сохранению неповторимого облика нашего любимого Серпухова!

Пешком по улице Тульская

Андрей Пилипенко

Старейшей в Серпухове улицей является Тульская, проходящая на месте т.н. Большой дороги — что в древности связывала Москву с югом страны. Сейчас Тульская улица имеет вид глухой окраины с зарослями бурьяна, фабричными заборами да сонными бревенчатыми домиками. Представить себе кипучую жизнь этих мест в былые времена нам помогут старинные описания Серпухова, прежде всего Сотная: перепись городских дворов — составленная в1552 г., по приказу Ивана Грозного, князем Василием Семёновичем Фуниковым. Сейчас Тульская улица ведёт по левому берегу Нары с юга на север, соединяя улицы Советскую и Оборонную.

Оборонная улица проходит по древнему серпуховскому предместью Гончары. Во времена Ивана Грозного здесь, над рекою и  вблизи месторождений качественной  глины, и жили мастера-горшечники. Данный промысел в Серпуховском крае был активен на протяжении многих столетий: например, в кон. XIX в. гончарством занимались 335 жителей нашего уезда.

В этих же местах проходил когда-то Псарёв переулок, напоминающий об удельных временах — здесь стояла псовая охота князей Серпуховских.

Мы вступили в древний посад: торгово-ремесленную часть города; на северную его окраину, называемую в Серпухове Острым концом. Для древнерусского посада вообще характерно скопление небольших церквей – ведь он веками состоял из торговых и промысловых обществ,  каждое из которых старалось обзавестись собственным храмом.  О границе серпуховского посада сер. XVI в. в этих местах позволяет судить положение церкви Казанской Богоматери (первоначально — Св. Параскевы Пятницы) — что ныне на территории Мебельной фабрики. Этот храм, выстроенный в камне в1737 г., на средства купчихи Акилины Васильевны Кишкиной (по другим сведениям — пушечного мастера Герасима Севастьянова «с товарищи»); в советское время закрытый и перестроенный до неузнаваемости — недавно возобновлён. Однако  возрождение его былого облика и даже нормальных условий для Богослужения в нём требует ещё немалого труда; среди серпуховских церквей Казанская сейчас особенно  нуждается в помощи и поддержке.

Росписи, сохранившиеся на чердаке Казанского храма, можно увидеть здесь.

Границей между Острым концом и более старой половиною посада служил овраг Мешалка – проходивший примерно на месте 1-го Гончарного переулка и когда-то, действительно, изрядно мешавший и  жителям, и проезжим людям.  К востоку от    Большой дороги, в начале оврага уже при Грозном царе располагался серпуховской торг. Здесь от церкви Св. Фрола (позднее Вознесенской) к церкви Рождества Пречистой (позже Никитской; оба храма теперь утрачены) протянулись три торговых ряда: Большой, Хлебный и Сапожный – в которых было 250 лавок и ещё 24 незанятых «лавочных места». Названия рядов напоминают о товарах, ввозимых с юга: о хлебе, скоте (дававшем обувные кожи). Итак, уже к сер. XVI в. степные районы Дикого поля, открывавшиеся сразу за Окой, были для серпуховичей не только зловещей стороной татарских набегов — но также и плодотворной сферой хозяйственных интересов. За рядами, уже на Егорьевской (нынешней Ситценабивной) улице, находился Ямской двор – который обслуживал всевозможные казённые сообщения со столицей.

Историческим ядром серпуховского посада надо признать участок, лежавший между Мешалкой и Соборной горою, берегом Нары и Егорьевской улицей. Пока что это территория Ситценабивной фабрики. Сегодня печальная для всех серпуховичей новость — закрытие текстильного холдинга: которым в одночасье перечёркивается почти 300-летняя традиция нашей ткацкой промышленности.  Но следует помнить и об иных страницах истории Серпухова — вырванных столь же безжалостно. Храм Преображения на Спасской горе, уникальные жилые дома начала XVIII в. в Гончарной слободе – всё это было  разрушено в сер. 1970-х гг., в видах расширения комбината «Красный текстильщик». Сейчас же, по кавказской пословице, «в того, кто выстрелил в прошлое из пистолета, будущее стреляет из пушки». Если так, то наше общее будущее ждёт за поворотом уже с какой-нибудь баллистической ракетой. Не пора ли, наконец, «прекратить огонь»?

…В XVI в. на серпуховском посаде жили торговые люди; кузнецы и гончары, сапожники и извозчики; «казаки», что в данном случае значит – подёнщики,  нанимавшиеся на любую работу; на окраинной Егорьевской улице – и пастухи. Посад стерегли храмы: на северной его стороне, обращённой к торгу, издавна стояли церкви во имя: Всемилостивого Спаса (Преображения), Св. Фрола (Вознесения) и Св. Георгия (затем – Воздвижения Креста); на противоположном краю, надо рвом-перекопом у Соборной горы – уцелевшие доныне храмы Св. Троицы-на-посаде, Св. Пророка Илии и, с 1620-х гг. – Успения Богородицы; все они вплоть до рубежа XVII-XVIII столетий оставались деревянными. В XVII в. серпуховский торг переместился к Ильинской церкви, в1649 г. он состоял уже из 11 рядов, одним из которых по-прежнему был Сапожный, другой – Москательный («бытовая химия»), ещё в двух торговали гончарными изделиями, в остальных  же – разными съестными припасами.

Со 2-ой пол. XVI столетия старая часть посада сделалась острогом: была укреплена деревянным частоколом. Острог имел 11 башен, называвшихся, как правило, по близлежащим  церквам — Троицкой, Спасской, Никитской…  Интересный эпизод истории серпуховского острога — дело местного иконописца Ф. Данилова: в кон. XVII в. изобличённого в писании «воровских» слов на его стенах. Содержание надписей, как и участь, постигшая злополучного агитатора, нам не известны, но этот факт – убедительное свидетельство того, что к началу петровского времени Серпухов был средою достаточно грамотной: где надпись на заборе  могла оказать воздействие на общество.

Мимо древнего посада Тульская улица приводит к Соборной горе — но прежде она минует травяной газон перед Успенским храмом: в летнее время здесь обычно пасутся лошади. Этот участок в прошлом был известен как Убогий дом. В древнерусском городе так называлось кладбище для умерших путников и одиноких бедняков — но серпуховский Убогий дом, по местным преданиям, не раз становился братской могилой и для  жителей города: великих и малых. Серпухов претерпел не одно вражеское разорение, связанное с гибелью большой части застигнутых здесь людей: в1382 г. – от хана Тохтамыша, в1408 г. – от ордынского эмира Едигея, на следующий же год – от литовского князя Свидригайло, в1610 г. – от польского отряда пана Млоцкого, а в 1618 – от украинских казаков гетмана Сайгадачного. Помнит город и эпидемии 1352, 1426 и 1693 гг., когда в живых оставались считанные семьи… Вплоть до начала ХХ в. ежегодно, в седьмой четверг по Пасхе серпуховичи чтили память погребённых на Убогом доме крестным ходом из Троицкого собора и панихидой. Конечно, этот обычай заглох в советские годы – но что же нам мешает возродить его сейчас?

Напротив Соборной горы стоят корпуса чугунолитейного завода концерна Коншиных – среди которых особенно впечатляют неоготические арки насосной станции (кон. XIX в.). Здесь отливали станины и фурнитуру для машин коншинских фабрик, а обновление оборудования требовалось там постоянно — в1914 г. завод произвёл 31 649 пудов различного литья. Сейчас же на его территории развернуто производство  кладбищенских памятников…

Невысокий мостик пересекает р. Серпейку, давшую когда-то название нашему городу. Не стоит особо удивляться обмелению этой речки — прежде надёжно пресекавшей подходы к Соборной горе с южной: самой беспокойной — стороны. Такова уж судьба  вод Русской равнины в последние столетия: редеют леса – пересыхают ручьи – мелеют когда-то питавшиеся ими речки – и реки, прежде слывшие великими, уже проходимы вброд…

Дороги тоже имеют свою судьбу. Когда-то Большая дорога вела мимо Серпухова и Высоцкого монастыря к перевозу через Оку, а за ней вливалась в дальний Крымский шлях. В 1913 г. Тульская улица, судя по сохранившемуся плану, доходила до скрещения с Большой Высоцкой. Сегодня же, едва миновав Серпейку, она поворачивает влево и здесь встречается с Советской улицей.

 


© Троицкий собор города серпухова, 2006-2012